23:06 

Прикладная педагогика.

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Название: Прикладная педагогика.
Автор: Кукла_с_человеческим_лицом.
Бета: на бету не наработала, поэтому - Ворд-батюшка.
Пейринг: Кира Изуру/Куротсучи Нему. (Маюри, Урахара, Мацумото и еще несколько мельком.)
Жанр: джен, юмор.
Рейтинг: G.
Дисклеймер: Кубо кубово, трава моя.
Предупреждения: ООС цветет и пахнет, хотя я и пыталась его обосновать.
Размещение: с моего разрешения.
Посвящение: посвящается моей любимой нЕмати и бессменной музе - Bertha Harker

Маюри с самого утра был не в себе. Не в себе - это еще мягко сказано. Эксцентричный, но сдержанный, если не требовалось обратное, капитан размашистыми шагами наискось мерил свой кабинет, изредка застывал на месте, впиваясь взглядом в какую-то книгу, которую он держал в руках, впрочем, почти сразу ее захлопывая. Наконец он остановился, сунул многострадальный томик в ящик стола, развернулся к двери, ведущей в коридор и решительно позвал:
- Эй, Нему, идио... - тут Маюри скривился, явно что-то вспомнил, поперхнулся, но мужественно продолжил, - Доченька.
Еще не успевшая дослушать, но уже явившаяся в дверях фукутайчо вместо обычных покорности и преданности всем своим видом выражала удивление и тревогу. За душевное состояние капитана двенадцатого отряда. "С Маюри-сама явно что-то не так," - Нему попыталась проигнорировать собственный нервно подергивающийся глаз, когда ее осенило, что Куротсучи-старший смотрит на нее с претензией на заботу и отеческую ласку. Она отчаянно моргнула - капитан в маске, может, ей показалось. И послышалось. И вообще, у вчерашних препаратов в побочных эффектах, кажется, значились еще и галлюцинации...
- Как ты себя чувствуешь? - старательно смягчая голос произнес Маюри, делая шаг навстречу Нему.
Девушка собрала в кулак всю свою выдержку и осталась на месте. "Стоило провести день в дальней лаборатории... Где вчера был капитан, я же его искала. И что, черт возьми, с ним произошло?" - суматошно - испуганно пронеслось в ее голове.
- Хорошо, Маюри-сама.
- Ты не устала, не переутомилась? - еще шаг по направлению к ней.
- Нет, тайчо.
- Тебе не скучно? - еще шажок.
- Нет, Маюри-сама. Там еще отчет... - Нему уже с удовольствием вспомнила о своих обязанностях.
- Может, ты чего-то хочешь? - капитан наконец подошел к ней вплотную.
- Нет, тайчо, благодарю, все нужное у меня есть.
- А может, что-то такое... о чем ты не могла мне раньше рассказать? - продолжил допытываться ученый.
Нему, судорожно вздохнула в поисках дезертировавшего куда-то воздуха, и отрицательно помотала головой. А Маюри уже выплескивал явно все свои скудные познания о желаниях и увлечениях молодых девушек.
- Может, погулять хочешь? Нет? Косметика? Тоже не надо? Новое кимоно? Розовое, например? Гм... А на грунт? И в мир живых не хочешь? А сладкого? Пироженное, тортик там... Что, фигура испортится? - почти шутит Маюри. А Нему не смешно. Нему, чуть ли не впервые за много лет, по-настоящему страшно. Ками - рвется паника наружу - что с моим капитаном?
- Значит, ничего не хочешь? - Куротсучи-старший разочарованно смотрит в лицо дочери. - Тогда захоти чего-нибудь. Или вспомни. В общем, подумай. Это приказ. Свободна.
Нему с безмерным облегчением слышит мелькнувшие в последней фразе такие знакомые и привычные раздражение и властность. Она кивает, почтительно кланяется, разворачивается и уходит. И ловит краем уха задумчивый шепот за спиной: " Интересно, а стадию "установление доверия" уже можно считать завершенной?"

День проходит как обычно. Мысли о том, что надо разобраться с тем, что произошло сегодня утром, вольготно оккупировали задворки сознания лейтенанта двенадцатого отряда. Поэтому тогда, когда уже все ежедневные дела выполнены, Нему идет в лабораторный архив, где фиксируются все события, происходящие на территории ее отряда. А в журнале ничего. О том, где провел ее капитан практически сутки, пока Нему занималась экспериментами, ни слова. Нему мужественно захлопнула черную папку, поставила ее на место, и, развернувшись, чуть не получила первый в истории инфаркт у искусственно-созданного тела. У дверей, рассеянно щелкая пальцами, стоял ее капитан. Напряженное молчание прервало ожидаемый вопрос:
- Придумала?
- Нет, Маюри-сама, но...
- У тебя время до утра, - и тут Нему ясно услышала судорожный вздох, - спокойной ночи.
- Спокойной ночи, Маюри-сама. - ошарашенно пожелала вслед Куротсучи-младшая. И первый раз в жизни решила воспользоваться одной из принадлежащих ей привилегий - кажется, как раз сегодня лейтенанты собираются у Мацумото-фукутайчо...

Дружное клацанье отпавших челюстей поприветствовало Нему, когда она, нагруженная приличным количеством спиртного, вежливо поздоровалась и решительно вошла в комнату, облюбованную под лейтенантские попойки. Приветливо, насколько это было в ее силах, улыбаясь, девушка расставила на большом столе свой "вклад" в общее дело и мужественно взяла в руки пиалочку с саке, протянутую ей мгновенно пришедшей в себя и захлопотавшей над нежданной гостьей Мацумото. Эта рыжеволосая, самую чуточку взбалмошная женщина уже отчаялась когда-либо зазвать Нему на подобное неформальное мероприятие.
Несколько минут прошло в молчании, но активное продолжение банкета сделало свое дело. Мужская часть собрания расслабленно-увлеченно продолжила обсуждение любимых приемов наказания нерадивых подчиненных у вышестоящего начальства, а женская - на этот раз в составе только Куротсучи и Мацумото, отсела на узкий подоконник - поближе к стратегическому запасу спиртного - и начала долгий, неспешный разговор.
- Мацумото-фукутайчо, я хотела у вас спросить...
- Зови меня Рангику, мы ведь не на работе.
- Рангику-сан, - согласно кивнула Нему, - я бы хотела задать вам вопрос личного характера...
- Спрашивай, - Мацумото протянула ей еще одну пиалу, побольше, взамен выпитой и обвела насмешливым взглядом уже увлеченно о чем-то споривших собутыльников, - этим все равно не до нас.
- Дело в том, Рангику-сан, что с подобными прецедентами я еще не сталкивалась, и в моей базе данных нет адекватных критериев по выработке оптимальной линии поведения в этой ситуации...
- Так, - Рангику беспомощно заморгала и тряхнула головой, - давай все с самого начала. Поподробней. И попроще, хорошо?
Нему допила свою порцию, облизнулась - ей показалось, что первая стадия опьянения вот - вот наступит, и вполголоса начала свой рассказ.

- Может у него это, отцовский инстинкт? - хмыкнула ошарашенная Рангику.
- Вряд ли. - грустно покачала головой Куротсучи-младшая, - подобные атавистические проявления чувственного фона он подавил уже давно, оставил лишь оптимальный набор эмоций. Но это ничего. Что произошло с Куротсучи-сама, я рано или поздно выясню. В остальном его деятельность не выходит за пределы нормы, значит, подобное поведение, чем бы оно не обосновывалось, непосредственной опасностью для него не является. Меня беспокоит другое - его приказ.
- То есть, - оживилась ее собеседница, - ты не знаешь, что пожелать, чтобы это удовлетворяло следующим условиям - не было бесполезной на твой взгляд вещью, чтобы капитан остался доволен, и чтобы твое пожелание не выходило за рамки ожидаемого при его новой манере общения с тобой, так, да? Уф, выговорила...
Нему уважительно покосилась на Мацумото, и, на этот раз сама, подлила ей саке.
- Ну, этому помочь легко. Скажи, ты сама-то чего хочешь? - благодарно улыбнулась та.
- В том-то и дело, Рангику-сан, что из предложенного им и подобного ассортимента - ничего. У меня есть все необходимое для оптимального функционирования и жизнедеятельности. Я бы попросила новый набор препаратов для эксперимента по управлению рейацу, но мне кажется, что Маюри-сама будет недоволен подобной просьбой...
- Да уж... - Мацумото всунула в руку только что присоединившемуся к ним Ренджи новый кувшинчик саке и отправила его к остальным, - нам поговорить надо. Женские секреты, понимаешь...
Абраи скептически хмыкнул, но спорить не стал. А Рангику продолжила развивать свою мысль:
- То есть... погулять по миру живых, пройтись по магазинам, слопать пару тортиков, ну, и так далее... То есть тебя правда ничего из этого не прельщает?
- Нет, Рангику-сан. Сейчас мне намного интересней находиться в лаборатории - мне надо освоить новые методы разработки заклинаний кидо, - Нему почти мечтательно зажмурилась, - необходимый набор одежды у меня есть, а при моем метаболизме я спокойно могу обходиться без сладкого.
- Видимо, ты совсем не понимаешь разницу между "необходимо" и "хочется". - тяжело вздохнула Мацумото. - Ничего, до утра времени много, что-нибудь придумаю...

- Да, Маюри-сама, я хочу котенка. Кошку. Кота. В общем, представителя семейства кошачьих в свое личное пользование.
- Хорошо, Нему. Молодец. Будет тебе котенок, - Маюри неожиданно довольно ухмыльнулся. - Стоп. А с тобой точно все нормально?
А Нему, которая сегодня впервые в жизни заночевала у Рангику, и так же впервые в жизни воспользовалась тональным кремом, чтобы скрыть синяки под глазами и бледно-зеленый цвет лица после пьянки, длившейся всю ночь, позволила себе лишь едва заметно поморщиться - до своей комнаты и находящихся в ней стимуляторов она еще не дошла, и утвердительно кивнула. - Все хорошо, Маюри-сама.
- Замечательно. Приступай к работе.

Нему приступила. А через полчаса, когда ее когда ее капитан ушел на собрание к Ямамото-сотайчо, опять же впервые в жизни использовала свое служебное положение в личных целях - устроила себе небольшой внеплановый перерыв. Она сходила в свою комнату и вернулась оттуда намного более работоспособная. Запивая водой таблетки и ощущая, как отступают головная боль и тошнота, она вспоминала подробности вчерашнего...
Вот они с Мацумото вдвоем обсуждают ее проблему. Вот они возвращаются к всем остальным. Вот к ним подсаживается Ренджи, устраивает голову на коленях Рангику и пытается участвовать в дискуссии. Вот Шухей, Кира и Иккаку наперебой, в перерывах между пением какой-то застольной песни, советуют какую-то похабщину. Вот Нему жалуется, что подобные проявления чувств со стороны отца она видит впервые за ее достаточно долгую жизнь, а на вопрос "сколько именно", невесть когда появившегося на горизонте Юмичики, совсем уж по-девичьи покраснев, отвечает, что по имеющимся у нее данным, в приличном обществе девушкам подобные вопросы не задают. Мацумото одобрительно смеется. А вот Кира, подсев поближе и внимательно выслушав ее жалобы на жизнь, тянется потрепать ее по волосам, и она почему-то не сопротивляется вторжению в ее личное пространство. Вот они все вместе выбирают оптимальный вариант для ее пожелания, вытягивая из Нему слово, что именно это она с утра озвучит Куротсучи-старшему. Вот Ренджи вспоминает, что из кошачьих во всем Сейрейтее одна Йоруичи, да, по слухам, один из арраккаров Айзеновской Эспады. Вот все спорят, кого в этом случае выберет Маюри, и кого он притащит в подарок дочери. Вот Ренджи недовольно хмурится на подступающий рассвет, а потом по-кошачьи улыбается на оставшийся алкоголь. Вот Нему чувствует, что ее уже окончательно разморило, ощущает, что узкие прохладные ладони, все также ненавязчиво перебиравшие ее волосы, аккуратно расплетают ее косу и тонут в водопаде длинных волос. Вот она сама, сонно потянувшись, совсем как Ренджи, вытягивается, положив голову на колени Изуру, который все никак не оставит в покое ее волосы, и довольно прикрывает глаза, чтобы вскоре уснуть. Вот, сквозь приближающуюся дрему она ощущает, как Кира, игнорируя недвусмысленно голодные взгляды окружающих, требует у Мацумото покрывало и укутывает задремавшую практически на нем девушку. И последнее, что она чувствует, перед тем как уснуть, что все та же легкая ладонь гладит ее по волосам, пропуская прядки сквозь пальцы, проводит подушечками по открытой щеке и опять возвращается к волосам.
А через какое-то время она смутно понимает, что ее кто-то куда-то несет, но нет сил даже приоткрыть глаза, потом ее укладывают на что-то мягкое, и она снова проваливается в спокойную темень.
Наутро она находит себя на футоне. На соседнем, свернувшись калачиком, спит Мацумото. А потом они обе, опаздывая на работу, судорожно приводят себя в порядок и расходятся. Нему не забывает поблагодарить Рангику, а та только лукаво и одобрительно подмигивает в ответ.

Нему, прокручивая в памяти воспоминания, в последний раз массирует виски, позволяет себе улыбнуться и решает, что если это не будет отражаться ее работоспособности, она обязательно сходит туда снова. Наконец, решив, что теперь она в состоянии адекватно заниматься своими делами, фукутайчо отодвигает новые впечатления подальше, и идет в лабораторию. Доверие Маюри-сама нужно оправдать, пусть он и ведет себя как-то... странно.

А дальше было больше. По утрам теперь Маюри-сама пил чай только в компании своей фукутайчо. И разговаривал с ней. Нет, не о результатах экспериментов. Нет, не о смертности в ходе аварий. Нет, не о качестве получаемой продукции... Он с ней просто разговаривал. О погоде. О мире живых. О своих музыкальных предпочтениях. О всякой чепухе, которая не имела никакого практического смысла - возмущалась про себя Нему. Ей теперь приходилось брать и читать художественную литературу у Мацумото и Хинамори - надо же было поддерживать разговор, хоть внутренне и передергивало каждый раз.

А через неделю капитан Куротсучи отправился на грунт. И взял с собой своего лейтенанта. Когда традиционно радушный и улыбающийся Урахара выдал им гигаи, Маюри поманил за собой Нему. Та, конечно, не посмела спросить, куда же они направляются. На улице прохожие удивленно глазели на презентабельного вида мужчину с синими волосами и скромно вышагивающую за ним миловидную девушку. Перед одному ему понятной вывеской, Куротсучи-старший взял Куротсучи-младшую за руку - Нему не посмела даже удивиться - и распахнул дверь. Они вошли. Маюри сдержанно поздоровался с немолодым мужчиной, и подтолкнул дочь к ушедшему вперед человеку:
- Иди, выбирай.
Девушка приготовилась к самому худшему и подчинилась. Каково же было ее удивление, когда она зашла в соседнюю комнату - с первого взгляда стало понятно, что она находится в питомнике. Комочки разных цветов, размеров, громкости, пушистости и характера... Нему остолбенела. И попыталась вспомнить, почему же они остановились именно на котенке.
- Если у тебя в детстве не было домашнего животного, то это было не детство.
- Хм, он пушистый. Может быть, во всяком случае.
- Натаскаешь его, будет сторожевым котом.
- А еще с ним спать можно.
- И в лаборатории мышей не будет.
- У нас их и так нет...
- А если появятся?
- А еще, Нему, раз уж ты пришла ко мне за советом... Кошка, как и любое животное, хорошо знает разницу между "необходимо" и "хочется". Тебе будет чему у нее поучиться.
А еще Нему вспоминает прохладную ладонь, перебирающую пряди ее волос и внимательный взгляд из-под длинной светлой челки.
Тут она что-то решает про себя и показывает на маленького, совсем худенького, средней пушистости котенка, странной окраски, напоминающей белое золото. И удовлетворенно прижимает его к груди. И не понимает, что обрывается у нее под сердцем, когда он неуклюже поднимает мордочку и натыкается своим мокрым носиком на ее нос. Выходит с подарком из дверей, не слушая, не замечая, как Маюри расплачивается, как о чем-то спрашивает продавца, как ему вручают два больших пакета, которые он - впервые в жизни - несет сам, внимательно посматривая на дочь.

А когда они возвращаются в магазин Урахары, и тот предлагает обсудить последние новости за чаем, к Нему наконец возвращаются зрение и слух. И не зря. Потому что Урахара, из-под панамки внимательно внимательно рассматривая довольную фукутайчо и небрежно поглаживая принесшую чай Уруру по голове, тихо бросает сидящему рядом Маюри:
- Теперь я спокоен, что оставил на тебя отряд. У тебя действительно талант педагога... Ты выиграл.
И Нему, все становится ясно... особенно, если принять во внимание найденные с утра в рабочем шкафу капитана пособия по педагогике, психологии и работе с трудными детьми.

А вечером на вечеринку к Мацумото она приходит со своим приобретением и демонстрирует его, как что-то невозможное в этой жизни. Да, Маюри-сама подарил. Да, такое вправду бывает. Она улыбается, когда котенок, устав от тисканья, перебирается на ее колени и смотрит на Мацумото, но взгляд Рангику, не смотря на радостный смех, какой-то серьезный, даже когда она завязывает на шее малыша розовый бант. А вот на все вопросы по поводу имени Нему молчит, чуть улыбаясь и загадочно хмыкая. Впрочем, общего веселья это нисколько не уменьшает...

Жизнь Куротсучи Нему вошла в прежнюю колею, исподволь изменившись. Капитан стал чуточку отцом, а коллеги-лейтенанты - чуточку собутыльниками. Нему достаточно редко выкраивает время для посиделок, но тем забавнее ей кажется их компания, узнать которую раньше у нее не было возможности. Теперь она уже не засыпает прямо там под утро, но иногда позволяет уже традиционно сидящему рядом Кире распускать и бережно перебирать ее волосы. И они оба не обращают внимания ни на двусмысленное хмыканье, ни на одобрительные взгляды окружающих...

А котенок? Никто не знает, но котенка зовут Изуру.
И он любит спать со своей хозяйкой.
И он тоже неравнодушен к ее волосам...

@темы: Урахара, Нему, Фанфики, Маюри-сама, Мацумото, Изуру, Джен

   

BLEACH FANFICTION

главная